Книга знакомство с улицами

Улица сквозь время (Стив Нун) — купить в МИФе

книга знакомство с улицами

Читать онлайн книгу «Улица Светлячков» полностью, автор Кристин Ханна что их знакомство перерастет в дружбу, которая продлится более 30 лет. 28 рецензий на книгу «Улица светлячков» Кристин Ханны. По сравнению с что их знакомство перерастет в дружбу, которая продлится более 30 лет. Книга: Улица сквозь время. Увлекательная прогулка длиной в 12 лет (A Street Through Time). Аннотация, отзывы читателей, иллюстрации. Купить.

Поднялся, принарядился и смотрит на стоящих против: Здание телеграфа преобразило эту часть Тверской. Оно главенствует днем и особенно вечером и ночью, всегда освещенное, с трудовым человеческим муравейником, хорошо видным из окружающих домов и улиц на большом пространстве. Оно имеет трудовой вид, это здание, и вызывает аппетит к работе.

Недалеко от телеграфа маленькая лавочка, в которой в девятнадцатом году иногда продавали молоко. Мы с товарищем по очереди спешно покупали здесь молоко, чтобы почти бегом нести его на Арбат, в пустую квартиру, где лежала в тифу Надя, домработница.

Мы, квартиранты, занимавшие одну из комнат, чудом выходили ее, и выздоровевшая Надя долго плакала потом и произносила речи на тему о черствости и бездушии хозяев. Тверская значительно расширяется в этой части.

Сейчас снимается дом, заслонявший новую гостиницу Моссовета [1].

книга знакомство с улицами

Днем и ночью гудят грузовики, подъезжающие, поворачивающие и увозящие камни и доски снимаемого здания. В прошлом веке любили писать о том, как эффектно закончилась реконструкция: Улица Горького после войны В результате реконструкции исчезли или изменились до неузнаваемости дома, с которыми было связано немало исторических событий. Помимо того что это были памятники архитектуры, в них в разное время жили выдающиеся представители русской культуры.

  • Улица сквозь время. Увлекательная прогулка длиной в 12 000 лет
  • Улица Светлячков
  • Проспекты советской Москвы. История реконструкции главных улиц города. 1935–1990

Толстой; здесь также проживал Ф. Тютчев; Дом 15 — в этом доме жил писатель А.

Книга "Баку для детей": знакомство с родным городом

Брюллов; Дом 17 — здесь находилась квартира певца Московской частной оперы А. Языков; Дом 34 — здесь находилась первая студия Художественного театра. Но, слава богу, кое-что на Тверской улице еще осталось. Так отправимся же скорее на прогулку по той, старой и патриархальной Тверской улице Москвы.

Автор современного панно в угловой части здания — И. Сюда частенько приходили купцы-охотнорядцы с близлежащего торжища, заключавшие здесь же сделки.

Захаживал в трактир завсегдатай и ценитель подобных заведений Владимир Гиляровский, бывавший в пещерах: Один из героев писателя Евгения Замятина поразился увиденным: Это стало большим событием в жизни Первопрестольной. Отныне петербургским чиновникам в старую столицу можно было ехать спокойно, не опасаясь потерять здесь время и нервы на поиски приличного жилья для временного проживания.

Готовы были принять самых взыскательных постояльцев все гостиничных номеров, оснащенных по первому слову бытовой техники. Все везли из-за границы — и лифты, и мебель, и люстры, и ванны, и даже ватерклозеты. Порой и сами состоятельные москвичи снимали номер в гостинице. Смерть наступила от паралича сердца. Странное дело — за неделю до этого Муромцев переехал сюда жить со своей московской квартиры, уступив ее приехавшим погостить родственникам.

Поговаривали об отравлении Муромцева, якобы сделали это его политические противники. Похоронили его на кладбище Донского монастыря. Вид на гостиницу со стороны часовни Александра Невского. Мы стали готовиться к покушению. Наше внимание обратили на себя двое молодых людей, прислушивавшихся к нашему разговору.

Улица Светлячков (Кристин Ханна) - скачать книгу в FB2, TXT, EPUB, RTF, HTML, Mobi на Bookz

Главный вход в гостиницу. Соратник Савинкова попросил подобрать ему гостиничный номер, окна которого выходили на Тверскую улицу, чтобы следить за проезжавшим по ней Дубасовым. Дубасов жил в генерал-губернаторском доме на Тверской, но выезжал редко. Трудно было установить точное время. Обычно бомбометатель подстерегал Дубасова на подступах к его резиденции, но судьба никак не улыбалась террористам.

Так шел день за днем. Вноровский, как обычно, вышел из гостиницы и пошел вверх по Тверской улице, заняв свое место напротив генерал-губернаторского дома. Когда коляска с Дубасовым поравнялась с ним, Вноровский кинул в нее бомбу: Вице-адмирал Дубасов, упавший из разбитой силой взрыва коляски на мостовую, получил неопасные для жизни повреждения, граф Коновницын был убит. Кучер Птицын, сброшенный с козел, пострадал сравнительно легко, а также были легко ранены осколками жести несколько человек, находившихся близ генерал-губернаторского дома.

Злоумышленник, бросивший разрывной снаряд, был найден лежащим на мостовой, около панели, с раздробленным черепом, без признаков жизни. Гиппиус пригласила Шагинян к себе в номер, и они кратко побеседовали о стихах, о любви и о погоде. Девятнадцатилетняя Мариэтта Шагинян страдала глухотой, и это обстоятельство, как известно, сопровождало ее всю долгую жизнь а прожила она без малого век. Но с памятью у нее было все в порядке. Я сегодня уезжаю, милая Мариэтта.

Я думала, что напишу вам из СПб.

Иэн Макьюэн - На берегу.

Конечно, я не сержусь на вас и ваше отношение ко мне не считаю смешным… я только считаю его опасным для. Вы так хорошо писали о фетишизме, а теперь вдруг у меня является чувство, что вы можете сделать меня фетишем.

Я вам говорю это резко, потому что мне кажется — вы достойны моей откровенности. Любите мое больше меня, любите мое так, чтобы оно было для вас, или стало ваше — вот в этом правда, и на это я всегда отвечу радостью. Любить одно и то же — только это и есть настоящее сближение.

Я хочу равенства, никогда не отказываюсь помочь, но хочу, чтобы и мне хотели помочь, если случится. И боюсь за других там, где для меня уже нет соблазна. Пишите мне все, как обещали. Не сердитесь на меня за мою прямоту, а поймите. Правда, вы пишете стихи? И в 20 лет, и теперь, уже издаете книжку? Может быть, вы пишете очень хорошо, а все-таки, может быть, торопитесь. Я печаталась 15 лет прежде, чем меня уговорили издать мою единственную книгу стихов.

И как теперь, так и в 17 лет я писала 2—3 стихотворения в год — не. Не было в мое время и того моря поэтов, в котором утонет ваша книжка, как бы она хороша ни. Буду ждать вашего письма в СПб. Я стану отвечать вам иногда длинно, иногда кратко, как сможется. Но всегда прямо, не потому, чтобы не умела иначе, а потому, что с вами иначе не хочу.

Но любовь, как известно, слепа, и потому постепенно Мариэтта пришла к противоположному выводу: Гиппиус эмигрировала, а Шагинян стала известной пролетарской писательницей, классиком советской литературы и даже Героем Социалистического Труда. Жилищная проблема остро стояла в Москве во все времена, а тогда тем.

Сразу найти столько хороших квартир для ленинских наркомов представлялось весьма проблематичным. Сам Ильич вместе с Крупской занял люкс на третьем этаже. Это была одна из немногих московских гостиниц, сохранивших свои комфортные условия проживания и в годы развитого и не очень социализма. Культовым местом стал и ресторан отеля, где всякий раз можно было встретить представителей московской богемы — актеров, художников, писателей, пропивавших очередной гонорар в окружении всегда голодных коллег.

В частности, завсегдатаем ресторана был поэт Михаил Светлов, живший в писательском доме напротив, в Камергерском переулке. Тогда в Москве я прожила девять волшебных дней. Светлов и поэт М. Голодный водили меня по всей Москве, по театрам, музеям, ресторанам. Знакомили с ночными красотками Москвы. Для провинциальной девочки это море впечатлений было настолько велико, что я потеряла счет дням.

Вместо трех дней, на которые была отпущена, пробыла девять. В то время посетителями ресторана были в основном иностранцы, которые расплачивались валютой. Швейцар в ливрее, украшенной галунами, весьма презрительно осмотрев нас, отказался пропустить в зал, так как М.

Голодный был в косоворотке. Вдобавок оказывалось, что и этот внушительный коэффициент по Москве итоговым не является — в нем не учитывались дети из Воспитательного дома.

А с их учетом московская смертность сразу вырастала до 33 на человек! Особую проблему представляли внутригородские перевозки. Даже лучшие улицы центральной части города были кривыми и узкими.

В отдельных местах они еще более сужались старыми постройками, вылезающими за красные линии. По важнейшим городским проездам проходили трамвайные пути, отнимавшие большую часть их ширины. Поскольку трамвай был в то время фактически единственным видом общественного городского транспорта, принимавшим на себя все пассажирские перевозки, то вагоны следовали один за другим, выстраиваясь в длинные пробки и создавая серьезные помехи быстро растущему автомобильному движению.

Вид на улицу Горького в сторону Кремля от Центрального телеграфа справа. Москва являлась главным железнодорожным узлом страны, и это также добавляло сложностей. Казалось естественным, что входящие в город стальные пути имели бы радиальное направление и не пересекались с основными городскими проездами, также идущими по радиусам. К сожалению, реальная обстановка была далека от этого идеала. Окружная железная дорога, облегчив ситуацию с железнодорожными перевозками, создала новые помехи росту и развитию города.

Ее кольцо, проложенное с сильным эксцентриситетом по отношению к Кремлю, пересекло все без исключения радиусы Москвы.

книга знакомство с улицами

Повезло лишь радиусам, в будущем ставшим Ленинским и Кутузовским проспектами, которые пересекаются одной Окружной дорогой, да и то деликатно проложенной в глубоких выемках, отчего эти пересечения становятся практически незаметными.

Зато радиусы улица Горького — Ленинградский проспект — Ленинградское шоссе, проспект Мира — Ярославское шоссе, Новокировский проспект — Русаковская улица — Черкизовская улица в современных границах города встречали на своем пути по три железные дороги.

Четырежды пересекается стальными путями шоссе Энтузиастов и целых пять раз — радиус Бутырская улица — Дмитровское шоссе.

Александр Васькин, Тверская улица в домах и лицах – читать онлайн полностью – ЛитРес

А поскольку последние скрещивались с городскими проездами под случайными, чаще всего острыми углами, то и путепроводы оказывались вне основного направления улиц, образуя на их трассах безобразные, затрудняющие движение изломы.

К году в городе насчитывалось около полутора десятков подобных инженерных сооружений, требующих незамедлительной замены. Нуждалась в улучшении и экологическая обстановка.

Конечно, в те времена такой термин не употреблялся, но проблем это не снимало. Протекавшие через город реки сильно обмелели, загрязнялись бытовыми и промышленными стоками.

Некоторые просто превратились в грязные канавы. В Яузе на одно ведро чистой воды приходилось пять ведер стоков. Воздух отравляла копоть десятков тысяч печей, сотен домовых и заводских котельных, ежегодно сжигавших миллионы кубометров дров и тысячи тонн угля. К копоти примешивались отвратительные испарения помоек и выгребных ям примитивных отхожих мест канализацией пользовались не более четверти москвичей.

Наконец, самые печальные мысли навевал облик столицы. Можно было любоваться Кремлем, Театральной площадью, Манежем, десятком-другим интересных храмов и монастырей, но в целом город производил малоприятное впечатление. Бесплановый характер строительства привел к тому, что шести— и семиэтажные доходные дома, построенные в первые годы XX века, чередовались со старинными двух— и трехэтажными особняками.

Тверская улица в домах и лицах

Разномасштабность застройки Старой Басманной улицы создает впечатление общей неряшливости Разномасштабность застройки сама по себе, конечно, не способствовала получению хорошего впечатления от городских улиц. Но было у нее и еще более неприятное следствие: Зато назойливо лезли в глаза стоящие перпендикулярно улицам и оставленные без всякой отделки грубые брандмауэры, вызывающие ассоциации с тюремными замками, каторжными заводами и иными столь же малопривлекательными сооружениями.

Французский опыт Трезвый анализ сложившейся ситуации приводил к непреложному выводу: Москва нуждалась в серьезной и незамедлительной реконструкции.

В мировой истории уже можно было найти пример капитальной реконструкции огромного старого города, причем так же, как и Москва, имевшего радиально-кольцевую схему планировки.

Именно такая операция была проведена над Парижем в х годах под руководством префекта Османа. Главной целью преобразователей было улучшение жизни горожан и превращение грязного средневекового Парижа в город, пригодный для жилья. Поэтому ключевым фактором стало формирование инженерной инфраструктуры, включавшей водопровод, канализацию, газопроводы. Второй, не афишируемой целью являлось создание условий для оперативного подавления народных волнений.

Расширение улиц затрудняло строительство баррикад, а размещение в ключевых точках города новых казарм ставило под контроль войск все основные улицы. Четкая сеть широких, прямых и светлых авеню и бульваров легла на старые кварталы без учета исторической планировки города. В результате совмещения старой и новой уличной сети возникли бестолковые перекрестки со множеством выходящих на них улиц, предельно острые углы на их пересечениях, застроенные уродливыми, узкими, напоминающими утюги домами.

Под новую застройку расчищались старые трущобы. Коренные, но не слишком состоятельные парижане выбрасывались на окраины. За несколько лет в городе было снесено 25 тысяч обветшавших домов без учета их исторической ценности. В ходе работ полностью изменился облик многих улиц и кварталов, подверглось перестройке даже сердце Парижа — остров Сите. Были снесены все дома между королевским дворцом и собором Парижской Богоматери, а на их месте сооружены здания префектуры полиции и коммерческого трибунала.

Между новыми зданиями пролегли три прямые улицы, переходящие в мосты, соединяющие остров с обоими берегами Сены. Старый Париж был практически уничтожен, сохранились лишь отдельные уголки — вроде средневекового Латинского квартала, узкие 4—5 метров в ширину улочки которого лежат в двух шагах от торжественного Бульмиша — бульвара Сен-Мишель.

Фрагмент плана Парижа после реконструкции. Новые бульвары и проспекты грубо наложены на сеть старых улиц, разрушая историческую планировку Действительно, для приезжих туристов город очень интересен и привлекателен.

Прямые и широкие бульвары, обстроенные шеренгами равновысоких, со скромно-богатыми фасадами домов. А вот каково приходится самим парижанам? Знаменитая реконструкция, проложив через средневековый город новые магистрали, не затронула планировки кварталов, оставшихся в стороне от этих магистралей.

Новые дома по-прежнему образуют тесный, сплошной ряд, окна жилых помещений выходят в серые дворы-колодцы, куда никогда не заглянет солнечный луч, ряды мусорных баков выстраиваются прямо на тротуарах.

Ширина улочек-переулочков такова, что мусоровоз, опустошающий по утрам эти самые баки, надолго блокирует движение. Да и на новых проспектах дела обстояли и обстоят сейчас не самым лучшим образом. Улицы, проложенные по диагоналям через жилые массивы, на пересечениях с радиальными и хордовыми магистралями образовывали неправильной конфигурации перекрестки, организация движения на которых была крайне сложной.

Знаменитый французский зодчий Ле Корбюзье не без иронии отмечал, что в часы пик площадь движущихся по улицам Парижа экипажей больше, чем общая площадь всех улиц. Таким образом, некоторый, частично удачный, но в чем-то провальный опыт комплексной реконструкции крупного города мировая архитектура уже знала.

Однако подходил ли он для реконструкции столицы первого в мире социалистического государства? Да, подходил, отвечал французский зодчий Ле Корбюзье. Когда встал вопрос о перепланировке советской столицы, знаменитый авангардист не мудрствуя лукаво предложил просто-напросто разрушить всю Москву, сохранив лишь Кремль, и выстроить на ее месте новый город с прямоугольной сеткой кварталов. Надо думать, француз прекрасно понимал, что его предложение ничего, кроме изумления, смешанного с возмущением, не вызовет.

Помимо странноватого варианта Ле Корбюзье, разрабатывались и рассматривались другие, более серьезные проекты реконструкции города. Их анализ позволил четче сформулировать проблемы и наметить цели предстоящих работ. Перед советскими градостроителями была поставлена задача: И самое главное — сохранить все наиболее ценное в городе, прежде всего ее складывавшуюся столетиями радиально-кольцевую планировку.

Именно это создавало реальную основу для реконструктивных мероприятий, делало их глубоко жизненными. Однако при сохранении планировочной структуры требовалось решительным образом устранить ее недостатки, привести в соответствие с потребностями большого города, улучшить условия жизни, разрешить назревшие проблемы в области санитарии, гигиены, экологии [7]. Главным недостатком радиально-кольцевой планировки являлась перегрузка центральной части города: Уже в х годах XX столетия старые узкие и извилистые улицы перестали справляться со все возрастающим движением, а в перспективе московскому центру грозил полный транспортный паралич.